Зачем кокер спаниелям нужна одежда, что лучше купить или сшить комбинезон своими руками, делаем замер для Выбираем одежду для английского кокер спаниеля. Английский Кокер Спаниель, А есть варианты лекал, чтобы пошить Для походов в лес можно сшить костюм из легкой ткани типа ситчика для. - Домашние животные: собаки, кошки, грызуны, птицы. Экзотические животные. Доска объявлений о животных. Каталог питомников собак.
Главная >> Английский кокер спаниель

Выкройка для собак кокер спаниель

Mar 17,  · Выкройка комбинезона для спаниеля удобный покрой Выбираем одежду для английского кокер спаниеля Миниатюрную собачку с . Oct 17,  · Выбираем одежду для английского кокер спаниеля. Миниатюрную собачку с выразительными глазками, длинными ресницами и локонами, спускающимися до самых лап, можно спутать с мягкой игрушкой.

Добрый день всем! Мой мальчик подрос, и ему стали маловаты стандартные гаммовские костюмы номер 4 типа такого. Я бы хотела попробовать сшить комбез самостоятельно, но поиски выкройки в интернете результата не дают - или сложно и непонятно, или пояснения по процессу построения выкройки вообще нет.

Может, у кого-то есть выкройка, которую можно было бы адаптировать под нужный размер? Спасибо большое заранее. Посты и комментарии, призывающие к жестоким методам дрессировки будут отклонены. В общаге на отвязной вечеринке студентов мне приглянулся парень. ОЧЕНЬ приглянулся.

Стреляла глазками сквозь толпу. Он стрелял тоже. Он "неожиданно" оказался рядом и так же неожиданно сказал: "Я женат. Классная вечеринка! Я выпала в осадок. Мне Любви хочу. А ему 25 на вид. Конечно, он женат. Кто ж такое сокровище холостым оставит. Я, решив не вдаваться в подробности его супружеской жизни, просто испарилась в студенческой толпе.

Не нужны мне были эти проблемы. Да, и женатый чувак понял мой намек сразу тоже. Испарился, как и появился Шёл далёкий уже год: время мемной революции, удешевления доступа к сети и стремительного роста населения рунета. Из «сделанной из разного и палок пристройки к настоящей англоязычной сети» рунет на глазах превращался в самобытное информационное пространство.

Медвед и Ктулху были повсюду, расцветали ЖЖ, дайри, бесконечные форумы на всевозможные темы. Имиджборды бурлили уходящими в небытие тредами, полными контркультурного андерграунда и всевозможной дичи, превращаясь в реакторы самого неожиданного и яркого контента. Одна из многих компаний глубоко погружённых в жизнь сети гиков решила, что в русской Википедии отчаянно не хватает статей о современной культуре в разных её формах: от Marvel и аниме до интернет-мемов и имиджборд.

Они принялись создавать статьи одну за другой… но наткнулись на решительное сопротивление модераторов Википедии. По их мнению, Вики была серьёзным проектом, подобным классическим энциклопедиям. В нём не должно было быть места всяким «недостаточно значимым» вещам наподобие медведов и падонков.

Началось бодание энтузиастов и модераторов с созданием и удалением статей. Когда с Википедии удалили статьи про Двач и Мицгола, команда энтузиастов, близких к авторам Башорга и Двача, решила сделать свою Википедию: с блэкджэком и мемами.

За основу взяли вики-движок и англоязычный проект lurkmore. Туда они и перенесли свои статьи из негостеприимной и снобской «гибнущей Педивикии». Авторы — Константин «Zoi» Груша, Дмитрий «aalien» Хомак, Олег «Oal» Лобачёв, Drdaeman, поначалу видели русский Луркмор как междусобойчик и капустник, который вряд ли будет интересен кому-то ещё, кроме полутора гиков-анонимусов.

Сутью и духом их текстов был «подростковый панк-протест» и троллинг всего и вся. Спустя пять лет Дмитрий Хомак охарактеризует Луркмор как «гонзо-энциклопедию с текстами о том, что бесит больше всего». Авторы не ожидали, что своим проектом угодят прямиком в живой нерв рунета. Реальность превзошла все ожидания.

За считаные месяцы Луркмор, он же Лурк и Луркоморье, стал мегапопулярен и превратился в один из самых ярких и важных феноменов рунета на годы вперёд. Большинство ярких персонажей были на виду и общались между собой. С конца х существовала совокупность тусовок ветеранов русскоязычной сети, порождавших такие феномены, как культура фидонета, падонки, кащениты, удаффкомовцы и прочие — с мемами, отсылками, сленгом и гэгами, понятными только «своим».

Когда в рунет середины нулевых хлынула новая волна пользователей, возникло неизбежное разделение на олдовую «илиту» и мало что понимающие в её культурных кодах «быдломассы». Массам было обидно ощущать себя нубами, не понимающими, зочем ви тгавите пейсателя? Но где это сделать?

Если расспрашивать открыто — над вами будут глумиться, троллить, унижать и курощать. Ведь дело было в те времена, когда об этике в интернете мало кто задумывался, политкорректность и толерантность считались ругательствами даже многими либералами, в моде были цинизм и сарказм, и по меркам х среда была жесточайше токсичной.

По словам Дмитрия Хомака, со временем ставшего главным лицом и администратором проекта, Лурк стал одной из вех освоения дикого русского интернета нулевых, которые предстали перед волной новых «поселенцев» загадочной terra incognita, населённой странными и малопонятными персонажами, сущностями и духами.

Её нужно было сделать более понятными и обитаемыми для «иммигрантов». В какой-то степени Лурк с самого начала постиронично опроверг своё название. Смысл понятия lurk more или lurk moar, лежащего в основе названий англо- и русскоязычных сайтов lurkmore, заключался в том, что желающего быстро приобщиться к неким модным интернет-кругам нуба посылали «луркать»: искать и копать самому, долго и тщательно.

Врубаться в сленг, систему цитат и отсылок, понять «коды свой-чужой», и только так «въехать в тему», став одним из «своих». Лурк предлагал всё это в полтора клика, без регистрации и смс. Хочешь понять, почему Медвед винрарен, Ктулху зохавывает моск, и зочем ви всё-таки тгавите пейсателя?

Иди на Лурк, там всё написано. Да ещё и с кучей лулзов, и глумом над всем и вся, помогающим лишний раз почесать ЧСВ. При этом в отличие от Абсурдопедии, факты на лурке были важнее лулзов, Лурк был глубоко информативен. Ведь олдовые пользователи, впервые угодив на Лурк, получали почти вьетнамские флешбеки от узнавания, после чего закатывали рукава и шли править статьи — потому что «всё было не совсем так, или совсем не так».

Это неизбежно порождало конфликты точек зрения — но на выходе обычно получался подробный и информативный текст от очевидцев и участников событий. Вскоре оказалось, что в стиле Лурка и на Лурке можно объяснить решительно всё, далеко не только феномены гик- и интернет-культуры.

Города и страны, исторические деятели и события, политические партии, писатели, блюда, животные… Луркмор стал заполняться сотнями и тысячами статей на всевозможные темы. Причём в ряде случаев текст на Лурке оказывался лучше Википедии даже в смысле информативности.

Лурк стал для русскоязычных интернетов и их сленга примерно тем, чем Пушкин — для русской литературы и литературного языка. Из мешанины мемов и жаргонов множества площадок раннего рунета он сформировал нечто совокупное, единое и общепонятное.

Возник «луркояз» как лингвистический феномен: тысячи статей, написанные множеством разных людей, собранные из перемешанных отрывков и наслоений редакций, оказались удивительно однородны стилистически. Причём это сложилось стихийно, как коллективное творчество и редакторство под присмотром олдов-модераторов.

Быть в сети и не знать Лурк к концу нулевых стало неприличным. Посещаемость сайта уверенно росла до года, и только тогда «вышла на плато». Скандалы вокруг сайта, «где всех оскорбляют», только подливали масла в пламя популярности.

Уже через год после создания Лурк по версии журнала «PC Magazine Russian Edition» вошёл в число 40 лучших сайтов Рунета года и стал финалистом конкурса РОТОР в номинации «Юмористический сайт года», а в взял на нём первое место. Ещё в начале года суточная посещаемость Лурка достигала тысяч.

Но с начала х проект стал понемногу терять популярность и актуальность. Тому было сразу несколько причин. Во-первых, он уже выполнил свою роль, сделав интернет-культуру конца нулевых единой и общепонятной. Лурк знали и читали все, луркояз был везде — и начал понемногу приедаться аудитории.

Всё чаще на применение в общении характерных оборотов звучал ответ «у вас лурчанка». Во-вторых, к этому времени из места вольного обитания продвинутых гиков рунет всё больше превращался в по-настоящему массовое информационное пространство.

Этот процесс ускорила революция соцсетей, новая эпоха в его развитии. Внимание интернет-аудитории поглотили социальные сети — и Лурк стал погружаться в их тень. Луркояз и мемы никуда не делись, но в изрядной степени интернет-культура «эпохи Лурка» растворилась в колоссальной массовой аудитории соцсетей х.

В третьих, массовость аудитории превратила рунет из забавы айтишников в важнейший политический фактор. Когда интернет с соцсетями и мессенджерами на рубеже нулевых и десятых стал эффективным инструментом протестных движений и революций, а также агитации за взгляды разной степени радикальности и продаж разного запрещённого — внимание российского государства и «закручивание гаек» не заставило себя долго ждать.

На Лурк стали обрушиваться удар за ударом от Роскомнадзора по запросам ФСКН и управления «Э» — то за весьма комплиментарные статьи про приготовление и использование веществ и изготовление оружия, то за слишком резкие политические оценки в текстах, то за открытые рекомендации по обходу законов или способах суицида.

Скажем честно — далеко не всегда со стороны государства это было преувеличенной реакцией. В году Дмитрий Хомак в интервью «дал нынешнему формату Lurkmore два с половиной года». Он почти угадал: уже летом года он объявит о консервации проекта, в каковом статусе он остаётся по сей день.

А летом года он же констатировал: «Лурк идеологически мёртв больше пяти лет… Упёрся в пределы своего развития». Дело было не только и не столько в блокировках, запретах и переездах на другие адреса и зеркала: Лурк был сверхактуален в конце нулевых, но в совсем другие эпохи развития рунета этот проект перестал соответствовать новым запросам новой и изменившейся аудитории.

Его тексты обновляются, появляются новые статьи — но это уже интересно только небольшой тусовке олдфагов. Посещаемость сайта неуклонно снижается. Он навсегда останется в летописях развития русскоязычного интернет-пространства, но давно уже представляет для него примерно то же, что романы XIX столетия — для русской культуры XXI века.

Их все знают и уважают, они входят в культурный багаж, но мало кто, честно говоря, перечитывает и считает актуальным для современности. Не обошла Лурк и «культура кэнселинга», массово сменившая «культуру троллинга» на рубеже х и х. Дмитрий Хомак объявил себя небинарной персоной и закрыл доступ к целому ряду статей, которые по меркам новой эпохи выглядят слишком оскорбительными и некорректными по отношению к различным группам людей.

Это предсказуемо вызвало яростные споры, несколько оживив тему Лурка в интернет-пространстве, но они быстро затихли, а проект продолжил постепенное погружение в глубины рунета. Запредельный цинизм рунета конца нулевых давно уже считается дурным тоном. Писать классическим луркоязом выглядит в лучшем случае постиронично, в худшем — как «дед опять забыл принять таблетки».

Ландшафт русскоязычной сети, её культурные коды и актуальные мемы имеют мало общего с тем, что было почти 15 лет тому назад. И всё же признаем: все мы, активные обитатели рунета, в той или иной степени вышли из Лурка.


Продолжительность.
мастер-класс \

Поделиться:

Leave a Reply